ДЕДУШКИНЫ МЕЛОДИИ

Традиции и жанр, возможно, для русских художников значат больше, чем для норвежских. Александр Сверчков – не исключение.

Текст – Анки Герхардсен

Фото – Алена Пазднякова


- Я не музыкант, но по-моему, музыка – это результат своего рода генетической памяти.

Александр Сверчков достает длинную, тонкую деревянную скульптуру из угла, забитого досками, рамами и другими частями бывшего когда-то пианино, привезенного из Украины. Одним пальцем он стряхивает крючок и скульптура делится на две части. Внутри оказывается инструмент с тремя струнами, и Александр берет несколько нот, потом улыбается и ставит скульптуру на место. 

- Мой дед играл на скрипке. Все оттуда идет. 

Мы с фотографом и переводчиком в мастерской у Александра. Она находится на девятом этаже многоэтажки на улице Гагарина в Архангельске. Потолки невероятно высокие, и такие же огромные окна открывают вид на октябрьский дождь над городом. Здесь Александр создает скульптуры – инструменты из старой мебели, ящиков, ножек от стульев, столешниц, из старых сломанных инструментов, скоро он примется за  новую скульптуру из разбросанных повсюду частей пианино. Несмотря на трещины и небольшие зазубрины, черный лак инструмента блестит на свету. Александр соединяет одну из плоских частей пианино с грифом старой гитары и пытается объяснить, как он видит будущую работу.

 

- С проверкой звучания мне помогают друзья-музыканты. И дочь. Она – профессионал. 

Александр работает в нескольких жанрах. Временами он пишет картины. Временами – строит. Иногда делает и то, и другое по очереди. У стены стоит серия больших картин, которые будут показаны на персональной выставке в Архангельске в апреле. Картины еще не совсем закончены, и Александр работает над последними слоями. Иногда на картинах среди людей изображены инструменты, очень похожие на те, что тут и там стоят в мастерской. Музыка, кажется, проходит красной нитью через все творчество Александра. 

И хотя его всегда хвалят за картины, далеко не все также расположены к его музыкальным скульптурам. Потому что непонятно – что это? Это – искусство? Или ремесло? Это и не настоящие инструменты, потому что никто таких раньше никогда не видел. 

- Многие, наверное, думают, я чудак, - говорит Александр.  – Но меня это устраивает. Я чувствую, что расту как художник от этой неоднозначности вокруг.

К открытию своих выставок Александр обычно устраивает концерт. Он приглашает друзей-музыкантов сыграть на его инструментах. 

- Они в восторге, - рассказывает он и добавляет, что музыканты и художники отличаются друг от друга. 

- Для музыканта неважно, к какой традиции или группе относится инструмент. В этих двух группах отношение к искусству совершенно разное. 

Норвежские художники также замечают, что их российские коллеги больше озабочены традицией и жанром. Габриэль Юханн Квендсет,  участник проекта «Я мастерю, я путешествую налегке», говорит, что никогда так много не интересовался жанром. 

- Я получил образование в Художественной Академии в Бергене, особенно не вникая в то, чем передается искусство. Для меня главным было – работать концептуально, и придерживаться этого, насколько возможно. 

Тем не менее Габриэль считает, что различный подход существует и среди норвежских художников, работающих с материалом. 

- Кто-то считает себя в первую очередь художественным ремесленником, кто-то – в первую очередь именно художником. В это отношение включается и различный подход к материалу, и разная степень важности технических навыков. 

В Архангельске Габриэль и Александр примут участие в выставке, курируемой Норвежским Союзом Художественных Ремесленников в Северной Норвегии и Северо-Норвежским Художественным Музеем. Габриэль – с объектами, напоминающими рабочие инструменты или оружие, Александр – со скульптурами, похожими на музыкальные инструменты.