МЕТОД МАРТЫНА

Мартын Федотович Тайбарей ненец, и знает все о том, как изготовить аркан из кожи. Не так много осталось ненцев, которые это умеют.

Текст – Анки Герхардсен

Фото – Алена Пазднякова


- Вот так!

Мартын забрасывает кожаный аркан на спинку стула в культурном центре г. Архангельска, и отчетливыми движениями рук показывает, как смотать кожаную веревку перед следующим броском. 

Темой пятничного семинара является плетение арканов, но сначала все должны испытать свои навыки в бросании аркана. Только сам Мартын попадает. 

Мартын – представитель малочисленного народа, ненцев, которые живут в западной части российской тундры. Они считают себя коренным народом и традиционно занимались охотой. Оленеводство также является важной составляющей их культуры. Оно было важно и для самого Мартына и его жены Анисии. Теперь они живут в ненецком поселке, примерно в сорока километрах от Нарьян-Мара, но до пенсии они вели кочевой образ жизни, расставляя чумы. У семьи было стадо оленей, мужчины изготавливали упряжь, нарты, шкуры для чума, а женщины делали обувь, сумки и одежду. И все из шкур и кожи оленей из своего стада. 

Теперь не так много людей продолжают вести традиционный образ жизни и сохраняют традиционное ремесло. Анисия говорит, что их дочь решилась организовать центр ремесел, чтобы знания о традициях не исчезли. 

- В этом центре она будет учить детей делать все, что мы всегда мастерили, - говорит Анисия, надеясь, что таким образом культура сохранится. 

Неопределенное будущее

Андрей Вокуев представляет Баренц-секретариат в Нарьян-Маре. Он хорошо знаком с ситуацией, в которой находятся ненцы, и оптимизма у него меньше, чем у Анисии. 

- Ненцы – самый большой из малочисленных народов в России. Число ненцев – около 35000, из них семь тысяч живут в нашей части Баренцева региона. Мы наблюдаем, как знание языка и культуры во многих местах снижается. 

Власти организовали обучение родному языку в школах, но Андрей не уверен, что все преподавание можно отследить на должном уровне. К тому же, все меньше людей занимается оленеводством, поэтому все меньше и меньше сохраняет знания об обработке и применении кожи. 

- Старики, конечно, все знают, а вот среди молодежи все иначе. 

Нефтедобыча приходит

Не только городская жизнь отвлекает молодежь от традиционных ремесел. Большие территории российской тундры очень привлекательны для нефтяных компаний. В Норвегии саамы  владеют своими территориями, в России у коренных народов дела обстоят иначе. Здесь коренные народы, скорее, арендуют землю, и нефтяные компании могут вести переговоры о своей деятельности с местными ненцами. Там, где население и власти дают согласие, у общества мгновенно появляются деньги, во многом благодаря налогам. Начинают строить дороги и школы, но в то же время сокращаются территории выпаса оленей, в частности в результате загрязнений от нефтедобычи. Сейчас только около полутора тысяч ненцев живут за счет оленеводства. 

Возможности для художников

Но все-таки не все так мрачно. Как утверждает Андрей, власти поддерживают молодых предпринимателей, которые разными способами готовы сохранять ненецкую культуру – как дочь Мартына и Анисии. Уже скоро откроется ее центр, где будет работать шесть человек и передавать свои знания подрастающему поколению. И Мартын, и Анисия очень верят в это начинание. 

- Я просто уверена, это очень хорошо поможет, - говорит Анисия. - Пока есть олени, есть надежда.